«А кому мы нужны?» Хроники вымирания одной деревни

  • Нет пищеблока — нет школы
  • «Найдем причину»
  • «Митинг»
  • Путь в школу
  • «А мы точно вас обслуживаем?»
  • «Останемся здесь»

"А кому мы нужны?" Хроники вымирания одной деревни

РИА Новости, Мария Семенова. В ста километрах от Омска, в стороне от федеральных трасс, стоит небольшая деревня Аксеново — три десятка жилых построек. Местные держатся благодаря хозяйству. Мужчины разъехались по северным вахтам, кто-то работает на пилораме: это единственная возможность трудоустройства рядом с домом. Еще недавно здесь были начальная школа, ФАП, котельная — в одном здании, которое в прошлом году признали аварийным. Все закрыли, детей возят в соседнее село по грунтовке, превращающейся в межсезонье в непроходимое месиво.

Нет пищеблока — нет школы

Местные в один голос твердят: через пять лет в школу и так было бы некому ходить. Просили подождать, дать детям доучиться, но не убедили чиновников. В деревне три второклассника и четвероклассник. Еще два ребенка достигнут школьного возраста в ближайшие два года. В Аксеново всегда была только началка: с пятого класса занимаются в соседней деревне Увальная Бития. Автобус увозит в понедельник и возвращает в пятницу — все это время ученики живут в интернате.

То, что тучи сгустились, поняли летом. Наталья Панарина, единственный учитель в деревне, узнала об этом от директора Увалобитиинской школы (учреждение в Аксеново было структурным подразделением). Дело в том, что, согласно мартовскому указу президента, началку необходимо обеспечить бесплатным горячим питанием. В Аксеново же никогда не было пищеблока, оборудовать его ради нескольких младшеклассников никто не собирался.

"А кому мы нужны?" Хроники вымирания одной деревни

Наталья Панарина

«Я просила: «Осталось пять лет, как-то же можно выйти из ситуации с горячим питанием, допустим, компенсировать родителям деньгами». Раньше в школе чай пили с печеньем, этого хватало. Пять уроков — и побежали домой», — приводит подробности Панарина.

Жизнь шла своим чередом: 1 сентября, как всегда, состоялась линейка. «Первую неделю возили на обед в Увальную Битию: два урока отучатся, за 12 километров съездят по кочкам поесть, потом еще два урока отсидят. Дети начали выматываться. Один ребенок плохо переносил дорогу», — рассказывает жительница Аксеново Ольга Трифонова. Ее дочка во втором классе.

«Найдем причину»

В результате родители написали отказ от горячего питания. Но как только вопрос с едой решился, внезапно выяснилось, что деревенская школа находится в аварийном состоянии, поэтому закрытия не миновать. «Глава Саргатского района мне лично на приеме сказал: «Докажете, что школа не аварийная, найдем другую причину ее закрыть», — возмущается Трифонова. В райадминистрации комментарий РИА Новости не предоставили, поэтому мы не можем подтвердить или опровергнуть эти слова.

Школу построили в 1990-е — это было большое здание, там же располагался детсад. Теперь одно крыло разрушено и заброшено. Из-за общей стены с аварийной постройкой учебное заведение и признали небезопасным.

"А кому мы нужны?" Хроники вымирания одной деревни

Соседнее крыло школы заброшено

Причем здесь же находились ФАП и котельная — 15 сентября прикрыли все разом. Лишилась работы Ольга Трифонова (она трудилась в кочегарке), пожилая фельдшер и единственная учительница Наталья Панарина, она же техничка — других сотрудников в школе и не было.

Алена Трифонова (ее ребенок тоже учился в Аксеновской школе) сетует: «Ведь это не просто учебное заведение, а Дом культуры, каждый праздник у нас были утренники, а сейчас у дошколят никаких развлечений».

Наталья Панарина недоумевает: зачем тогда летом в школу провели высокоскоростной интернет? «Мастера приехали в начале июня. Я говорю: «Странно, ведь школу могут вообще закрыть». В ответ: «А нам какая разница, велели сделать». Кабель завели в учебный класс, оставалось только протянуть провод к компьютеру. Двадцатого сентября они мне звонили, чтобы завершить, а уже поздно», — вспоминает Наталья.

«Митинг»

Учительница и родители боролись за школу — о беде маленькой деревни узнала вся Россия. «Мы не стали молчать. Обращались к главе района, депутатам, в Минобразования Омской области». В конце концов педагог, взрослые и дети с плакатами в защиту школы вышли к закрытому уже зданию. Сфотографировались и выложили в Сеть. «На следующий день позвонили из полиции, приехали, взяли у всех показания. На меня завели административное дело, выписали штраф — пять тысяч рублей. Мир не без добрых людей — человек из другого города вызвался помочь, прислал деньги. Но мы не просили ни у кого, митинговали по собственной инициативе, думали, сложимся и заплатим. Хотя тут любая копейка на счету, немного нам платят в деревне», — рассказывает Наталья.

Путь в школу

Панаеву уволили спустя два месяца после закрытия учебного заведения — чтобы не нарушить Трудовой кодекс, по которому надо предупреждать о сокращении заранее. Двадцать первого ноября она официально стала безработной, а 24-го ей предложили устроиться в Увалобитиинскую школу. Она преподает детям, которые учились в Аксеново. Вместе с ними утром уезжает на муниципальном автобусе из деревни, днем возвращается домой. До школы им теперь двенадцать километров по проселку.

«Сейчас за детьми стали приезжать в девятом часу, а до этого — в семь утра, хотя уроки начинаются в 8:30. Они час сидели в школе и ждали. В октябре какое-то время не учились из-за распутицы. Предлагали поселить их в интернате. Но как я отдам ребенка восьми лет? Она нигде не заснет, только дома. Кто ей будет косички заплетать, умывать, кормить? Все отказались от интерната», — говорит Ольга Трофимова.

Глава Увалобитиинского поселения Александр Сильванович сообщил, что для школьников из Аксеново выделили УАЗ, на котором можно проехать даже в межсезонье. Но жителей это все равно не устраивает. «Сегодня 15-20 минут — и мы в соседней школе. А сколько добираться весной или осенью?» — переживает Панарина.

«А мы точно вас обслуживаем?»

Добавило сложностей сельчанам и закрытие ФАПа. «За любой помощью приходится обращаться в скорую. Когда звоним, нам начинают задавать глупые вопросы: «А мы точно вас обслуживаем, а где находится Аксеново?» Потом через час или два приезжает машина. В райцентре есть больница, но туда не всегда удается добраться: автобусы от нас не ходят, такси не по карману. Если очень надо, с вечера ищем попутчика — машин у нас в деревне немного. Или на ЗИЛе, который везет дрова с пилорамы, а обратно — уж как получится», — объясняет Алена.

Ее поддерживает Ольга. «Раньше в деревне был фельдшер. Она делала уколы, прививки детям. Теперь же пенсионерам негде давление померить».

Администрация, впрочем, не видит проблемы в сложившейся ситуации: утверждают, что фельдшер из Увальной Битии регулярно бывает в Аксеново.

«Останемся здесь»

Большинство деревенских держит скот. Практически у всех на участке скважина — централизованного водоснабжения нет. Как и отопления — только печки.

«На хозяйстве выживаем. У нас бараны, коровы, продаем молоко», — перечисляет Ольга. Рабочих мест не осталось, за исключением пилорамы. Но трудоспособные обычно все-таки выбирают вахтовый метод: «Женщины не пойдут ветки таскать и дрова рубить, да и мужик не каждый выдержит пилораму».

В Аксеново один магазин: местные привозят продукты из соседней деревни, торговую точку разместили в одной из комнат частного дома. Ассортимент скромный — товары первой необходимости. «Хлеба у нас год не было. Наши предприниматели его не завозили, а автолавки отказались ездить, потому что нет дороги», — замечает Ольга.

В деревне живут в основном пенсионеры. «Много людей уехало за последние два года. Молодежи совсем мало. Когда закрыли школу, одна семья перебралась в Битию. Но мы здесь останемся. А кому мы нужны? На скотине так же и будем тянуть», — заключает Ольга.

По переписи 2010 года население Аксеново — 123 человека. Сейчас — не больше семидесяти.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Spcmed